Home
xfactor
xfactor
xfactor

нье держится, то я бы вам посоветовала бросить
это дело, пока не поздно. Убери-ка свою квитан­
цию. Не стану я мясо на такую бумажку обмени­
вать... На нее я, что ли, прокормлю и своих детей,
и семью Хирвеля, и семью Сянтти?
А ты-то когда офицером стал, Сеппянен Олави? Ты же соседский... Кто в штаб докладывал, мать твоя, что ли? Кто-то из соседей, это точно. Скажи, чтобы сами приходили за свиньей. Разве они не понимают, что одну свинью не поделишь на весь штаб. А нам чем голод утолить? Есть им в штабе хочется. Всем есть хочется. Ну, ешьте.
Пени?
Белогвардейцы подходят к городу.
Что, действительно война будет?
Обязательно будет.   Меня уже приспешни­
ком беляков называют за то, что не дал красным
на губернское правление напасть и белых убить.
Сколько бы тут людей погибло с той   и другой
стороны, людей, которые еще несколько месяцев
назад друг с другом здоровались... Если со мной
что-нибудь случится, возьми Айно и Пертти к се­
бе.
Юлиус?
Я прошу вас, спрячьте меня.
Взрослого мужика?
Да. На эту ночь. Завтра   белые займут го­
род. Это критическая ночь в моей жизни. Я ведь
Свободная, освобожденная... Ну вот, Финляндия свободна. Освобождена от власти красных и прочего сброда. Так говорят обеспеченные люди. Но все одно — муки нет. Дрожжи кончились уже во время предыдущей свободы: красной свободы и раздолья рабочего народа.
В одно ухо я впускаю, в другое выпускаю эти речи о свободе и справедливости. И молчать буду, как молчала при свободе кра­сных.
Чувство справедливости лучше   держать   при себе.
Да-да, Айно-Амалия, я знаю. Пени в Свеаборг выслан. Преступник якобы, красный убийца. Пени больше нет. Нам из этого исходить надо. Иначе никто не выдержит. Ду­май, что Пени умер. Другого и думать не надо. И плачь. Будто на могиле плачешь. Легче станет. Мы в деревню переезжаем. Ты об этом думай.
19
Мир полон чудес.
Еще на прошлой неделе я бы не поверила, что та­кое может быть. Сколько неожиданного может произойти в жизни человека между четвергом и понедельником. Сегодня понедельник. И Оскари идет в школу. Здесь и в школу ходят. Старые знакомые спрашивают про Вихтори. И Линду-Лийсу примут на работу, и Айно-Ама-лию, а я — ответственный мастер. Удивительное дело. Будто бог по доброте своей непостижимой разделил Финляндию на малень­кие кусочки и сказал: тут лагерь для пленных, тут расстреливают главарей красных, тут вообще ругают и презирают, а тут, на берегу реки, где кожевенная мастерская, тут живет память о Ви­хтори. Здесь Кюнсилехто могут спокойно себе жить. Здесь сыновья Вихтори могут наедаться каши, а Оскари может ходить в школу. Здесь вдова Вихтори становится мастером, который ко-

мандует двумя своими дочерьми и одним настоя­щим кожевником Сойниненом.
— Эх, Вихтори, Вихтори, ты и сам не знаешь, что ты за мужик, — и после смерти ты нам хлеб даешь.
И бог сменил гнев на милость в отношении Пени, направил его в Таммисаари на пожизненную ка­торгу. И то лучше, чем голову сложить. Когда мы тут прожили сколько-то времени, зани­маясь кожевенным делом, и опять наступила вес­на, бог послал нам рослого, дородного парня с ленцой, которого звали Калле Рантанен. Он влю­бился в Линду и стал новым мужиком в семье, коль скоро Пени находится в таммисаарских «университетах» и его не собираются освобож­дать.
20
Все казалось так хорошо, даже слишком хорошо. Но когда Пени вернулся, все изменилось.
Коммунисты, долой из свободной страны!
Не бейте нам окна! Кто вам дал   право на­
рушать домашний покой?

xfactor
Рубрика: Литература Опубликовано: 6 Май 2010
xfactor

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 
xfactor
САНТ
Театр "АМАДЕЙ"
Добро пожаловать на официальный сайт театра "Амадей" (г. Ульяновск) !