Home
xfactor
xfactor
xfactor

Боже мой, чего мелю. Что же это на свете будет, если нет смирения и у бедняков. Нет, видно, правильно говорят — батрачке век быть батрачкой. За двумя зайцами погонишься... Так, наверно, и со мной получится. Все обошла, и уже сумерки. Неужели придется смириться?.. На лесопилке взяли бы мужика. Неужто крепкой бабе не справиться? Я горазда работать...
Уже стемнело, в селе огни зажглись. И звезды. Одинаково далеки и те и другие, раз   ты   жен­щина...
За озером мерцает огонек. И за речкой. Там кожевенная мастерская. Кожевник — знако-
мый покойного батюшки. Почему сразу не поду­мала?
Возле дома стояла хозяйка мастера.
Добрый вечер. Мастер дома?
Какие шкуры ты принесла — бараньи,    те­
лячьи или бычьи? Он в мастерской, ты туда иди.
Добрый вечер.
У тебя какие шкуры?
Я — дочь Мёммё. Работу ищу.
Работу? Какую работу?
Кожевенную.
Кожевенную, говоришь. Вот как. Ну, смело­
сти тебе не занимать. А разве     это не слишком
тяжело женщине? Думаешь, сдюжишь? Хотя ты
девка крепкая... Говорят, что это,   мол, не бабье
дело... А знаешь, девка, у нас женам   кожевни­
ков-пьяниц много работать приходилось, всегда
приходилось... Ну что же. Кожу      выделывать.
Я тебя возьму и научу. Это   дело   знать — не­
плохо.
Только в шесть часов работа начинается. Каж­дое утро не раньше шести?.. Ну и грешная жизнь: валяться в постели до поло­вины шестого и прямо за накрытый стол, и на хлеб накладывать сало — сколько душе угодно. Беспечная жизнь.
Ну-ка, девка, засучи   рукава и вытаскивай
из чана бычью шкуру на верстак. С этого начи­
нается выделывание кожи... Тяни, тяни и не мор­
щись: это всего-навсего куриный    помет,   скоро
привыкнешь. Шкуру на верстак, и на тебе скре­
бок. Им будешь снимать кровавые куски мяса.
Вечером уже совсем не кажется   грешным,   что
ужин на столе и что еда наваристая и жирная.
Хотят узнать, что я за птица — серьезно я или
просто так. Пожалуй, справлюсь. Постараюсь по
крайней мере, если только мастер учить    будет.
За год многому научусь, а дольше я быть и не
собираюсь.
Мастер, а когда бараньи шкуры отмачива­
ются в ржаном отваре, сколько времени им там
лежать? Мастер, в чем тут хитрость — эта шкура
получается такая мягкая и рыхлая, а другая —
твердая? И почему   эта, черная,     блестит, а та
становится коричневой и матовой?
Это дело опыта. Тут   ни   слова,   ни   хит­
рость ни при чем. Век живи, век учись да все не
научишься. Жесткую дерюгу сделает любой ду­
бильщик. Но дубильщик и красить должен уметь,
только тогда он настоящий кожевник, кожевник-
красильщик, который сделает, что захочет, с лю­
бым блеском и любого оттенка. Красильный по-

101
рошок не по рецепту сыпать надо, а чутьем. Как соль в суп... Так что, если ты, девка, когда-нибудь за кожевника пойдешь, смотри, чтоб он и красить умел.
— Нет уж. Я за кожевника... благодарю покор­но. Я уж не стану всю жизнь в кожевенной ма­стерской проводить, куриный помет и дубильную кору нюхать.
В день всех святых истекает срок контракта двух подмастерьев. На их место поступают новые. Ма­стер расспрашивает, откуда они и что делать умеют.
—    Мы когда кожу обработаем, ее хоть сквозь
колечко протянуть можно.
Другой — невысокий,   темный,     большеглазый
только ухмыляется. Молчит, все   в    мастерской
разглядывает.
Мастер спрашивает, откуда он, из какой     части
Финляндии?
Кабы знать. Как вечный жид я брожу   по
этому великому княжеству.
Ты что — не знаешь, откуда ты родом?
Да, не знаю. — Невысокий открывает крыш­

Что же такое бурение скважины на воду на известняк Бураквастрой.

xfactor
Рубрика: Литература Опубликовано: 6 Май 2010
xfactor

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 
xfactor
САНТ
Театр "АМАДЕЙ"
Добро пожаловать на официальный сайт театра "Амадей" (г. Ульяновск) !