Home
xfactor
xfactor
xfactor

Он не хочет, чтоб на него сыпали землю. Мамин волобусек.. «Спой, мама, про ангела»... Если существует рай, то Уно прямо в рай взяли Пастор говорит, что бог все знает. Все мы — дети божьи. Уно — так же,   как и я, и я — так же, как Уно. Божьи или чьи там. Того, кто полон добра и только добра. Перед богом все, как первоклассная замша, ведь боксовую ко­жу он и не знает.
Легко делается на душе, когда     подумаешь об этом.
12
Жена мастера. Не просто какая-то баба. Кроме кухни и горницы есть еще одна комната, залой называется. В нашем квартале' есть квар­тиры и в четыре комнаты. В них живут настоя­щие господа — железнодорожные писари и вся­кие там секретари да чиновники, не говоря уж об учителях. Жена мастера. Тоже не так просто. Дети мастера всегда должны быть шикарно оде­ты. Когда во всем должно быть чуть лучше, чем у других, то только и поспеваешь быть лучше, чем другие. Так вот и крутишься. К счастью, Айно-Амалия понимает, что значит быть дочерью мастера. Здорово умеет на себя шить. И Линда-Лийса выпрашивает кружева на нижнюю юбку.
А Вихтори-то — сам мастер. Совсем этого не по­нимает. Он уже не какой-то сельский кожевник. Он первый мастер большого предприятия. А но­вую тужурку никак не даст себе сшить. И усы у него висят полны крошек, как и раньше. Я чувствую, как хорошею. Высматриваю в окне дамские шляпки, покупаю материю, мастерю са­ма себе шляпу и хожу в ней по городу. Жители квартала смотрят и завидуют. Госпожа Кюнсилехто. Да. Госпожа. Чистейшая правда. Товарищи Вихтори по работе и те называют гос­пожой. А они хорошие кожевники. Некоторые из них даже мастера.
Сидят на кухне до поздней ночи, пьют кофе, ру­гают царя, не говоря уже о губернаторе, а меня

величают госпожой. И совсем не с пьяных глаз. Они участвуют в рабочем движении и никогда не пьют. Это действительно хорошо. И Пюльвяйнен меня так величает. Хотя   хозяин всего квартала.
Здравствуйте, госпожа Кюнсилехто.
Как поживаете, госпожа Кюнсилехто?
Это ваш прелестный ребенок, госпожа Кюн­
силехто?
Иногда прямо совестно, что так наслаждаешься жизнью, кажется грешным быть такой барыней. Я переделываю шляпу для Айно-Амалии и опять надеваю платок.
Я мать одного умершего и четверых живых де­тей. Старшая скоро конфирмуется, а я ожидаю шестого.
А что в этом зазорного?
В том, что дожидаешься прихода детей и наслаж­даешься запахом вкусной еды? Смотришь, как дети приходят домой, как едят. Есть и сыр, и масло, и колбаса. Душа радуется, а иногда тут же щемит сердце.
Разве грех, если есть, чем детей покормить? На этот раз мои дети не голодают. И я радуюсь, что это так.
13
—    Мам, послушай, у меня к тебе дело. Только
между нами. Я уже скоро взрослая, скоро двад­
цать будет.
И в самом деле. Старшей скоро двадцать, а младшему скоро два года. А я? Старуха. Вихтори должен был сделать меня хорошим красильщи­ком. На что все эти годы ушли? На штопку, стирку, стряпню, на вскапывание картофельного поля, на окучивание, на прополку огорода и ко­пание картофеля.
Айно-Амалия куда-то собирается. Стоит перед зеркалом и робким голосом говорит:
Дело есть.
Знаю я, какое дело...
Выйдем на крылечко, поговорим.
Выхожу на крылечко.
Жених у меня — Пени. Хороший   плотник.
Его по-настоящему зовут Пеньями, но все гово­
рят — Пени, Пеньями Хирвеля. Он   композитор.
Какой еще композитор? Ты же сказала —
плотник. Композитор... Что это такое? Я думала,
порядочный человек.
Да плотник, плотник. Но сам говорит, что
композитор. Он десятник плотников, хотя еще та­

xfactor
Рубрика: Литература Опубликовано: 6 Май 2010
xfactor

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 
xfactor
САНТ
Театр "АМАДЕЙ"
Добро пожаловать на официальный сайт театра "Амадей" (г. Ульяновск) !