Home
xfactor
xfactor
xfactor

Мое сердце разбито! О, сердце артиста! Оно разбивается в музыку. Л решил вернуться к игре на кифаре. Я хочу вновь выступать в цирке! Теперь-то все наконец поймут - кто величайший кифаред в Риме… Представляешь, пока я был занят и убивал маму, сколько лавровых венков нахватали мои соперники! Опять, Сенека, у тебя недовольное лицо. Вечно ты всем недоволен. Поппея тебе не нравится, и кифара тебе не нравится. А знаешь, Сенека, я убил маму, чтобы впредь не видеть вокруг себя недовольных лиц... И чтобы ты не докучал мне своей перевернутой рожей - я отправлю тебя отдохнуть на курорт в Байи. Отдохни и полечись в Байях, Сенека! (Ласкает Венеру.) Ну продолжай, учитель… Наш писатель, наш классик Сенека. Прости, ты еще не классик. Чтобы стать классиком – нужно умереть… Читай далее!
С е н е к а (вновь невозмутимо). «Дорогой Луцилий! Пишу тебе из прекрасных Байев. Ты сообщаешь, что в Риме говорят, будто речь Цезаря об убийстве матери сочинил я... Оставим слухи толпе. Агриппина была ужасная женщина. И хотя смерть ее тоже ужасна, как всякая насильственная смерть, но, выбирая между двумя ужасами, мы, граждане, не смеем не думать о благе отечества. Победи Агриппина - и тотчас вернулись бы страшные времена Тиберия ­Калигулы – Клавдия. Поэтому восславим судьбу за победу Цезаря. Ты пишешь о слухах об убийствах сенаторов, голосовавших против Нерона... Нам пристало думать не о слухах, а о пользе Отечества. Это порой так нелегко, поверь. Ты пишешь, что Цезарь все свирепеет и злодеяния его все ужаснее. Да он бесноватый гуляка, но это природные свойства его натуры. Я хорошо изучил его и знаю: чтобы его унять, надо терпеть. Только терпимость и нравственные беседы размягчают его душу. Надо помнить, что рядом с ним стоит страшная тень Тигеллина, потворствующая его пopокaм. И хотя этот маньяк Тигеллин по-прежнему не появляется на людях - я знаю, они видятся с Цезарем каждый день. Сколько усилий и красноречия надобно тратить в борьбе задушу Цезаря. О, если бы не судьбы Отечества - я давно покинул бы постылый Рим... Как я счастлив теперь в Байях - хотя приходится терпеть много неудобств, столь обычных для наших модных курортов. Моя гостиница расположена прямо над лечебными вода­ми. С утра пораньше под моим окном здоровые - шумно занимаются гимнастикой, больные - стонут, служители - с криками мчатся с полотенцами, и кто-то с воплями бьет вора, укравшего чужое платье. Ночью меня будят крики с озера - там с вечера до утра раздаются визги женщин и похабные крики мужчин. Да, наши замужние Пенелопы - недолго они носят на курорте в Байях свои пояса верности. Но все искупают часы заката, когда краски неярки, но прекрасны. При виде догорающего солнца, умирающего дня – покой и гармония объемлют душу. И вновь понимаешь: нет, нет, мы не умираем - мы только прячемся в природе: Ибо дух наш - вечен... Ох, побыстрее бы в гавань! Чего желать? Что нам оплакивать в этом мире? Вкус вина, меда, устриц? Но мы все это изведали тысячу раз. Или милости фортуны ­ которые мы, как голодные псы, пожираем целыми кусками ­ проглотим и вкуса не почувствуем? Все суета... Пора! Пора! Прочь из гостей! Засиделся! В гавань! В гавань!»
Н е р о н. Но Тигеллин сказал... Я не смогу жениться на Поппее Сабине, пока жива моя жена Октавия.. С Октавией нельзя развестись – она ведь принадлежит к роду Цезарей...
С е н е к а (тихо). О боги...

xfactor
Рубрика: Литература Опубликовано: 6 Май 2010
xfactor

Страниц: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

 
xfactor
САНТ
Театр "АМАДЕЙ"
Добро пожаловать на официальный сайт театра "Амадей" (г. Ульяновск) !